Музей В.В. Набокова
СПбГУ
Вера Петровская
Проект «Чудо»
Адрес
Улица Большая Морская, дом 47
Режим работы
ПН, ВТ, ЧТ: 10:00-17:00
СР, ПТ: 10:00-20:00
СБ: 12:00-20:00
ВС: выходной
Вход по билетам в музей, действуют льготы
Музей
Музей В. В. Набокова располагается на первом этаже особняка на Большой Морской, 47, принадлежавшего семье писателя до эмиграции из России. В 1998 году, накануне столетия Владимира Набокова, в его доме был официально открыт музей. В 2008 году он вошел в структуру СПбГУ. В доме сохранилась часть интерьеров: столовая, библиотека и Зеленая гостиная. Основу фонда музея составляют первые издания произведений Набокова, его фотографии, коллекция бабочек, собранных Набоковым в американский период, предметы быта и личные вещи членов семьи, среди которых книги из библиотеки В. Д. Набокова, картины матери писателя Е. И. Набоковой (в девичестве Рукавишниковой), сачок, пенсне, карандаши В. В. Набокова.
Вера Петровская

Проект «Чудо»
В литературной вселенной Владимира Набокова автор часто принимает божественную роль, оркестрируя судьбы персонажей мастерским умением и наполняя свои повествования прихотливыми загадками и игрой. Богоподобный автор манипулирует персонажами, создает иллюзии, размывая границы между реальностью и вымыслом. Владимир Владимирович противопоставляет мир обыденный и воображаемый, создавая двоемирие — один из основных принципов набоковской поэтики. Интригуя читателя, заставляя его искать и отгадывать, задаваться вопросами, Набоков всё время намекает на двойственность и противоречие. Художница Вера Петровская обращает внимание на то, что в прозе писателя часто возникает тема света и тени, контраст между которыми становится метафорой дихотомии, присущей человеческому опыту, где есть любовь и потеря, красота и увядание, жизнь и смерть. «Господи, ведь знают же люди, что я не могу уснуть без точки света, — что бред, сумасшествие, смерть и есть вот эта совершенно черная чернота!» («Другие берега»). Набоков хорошо знает, что свет и тень — это инструменты художника, определяющие формы предметов, работая с которыми можно добавить глубину и сложность, а поменяв эффект кьяроскуро — даже трансформировать предмет. Вера создает черные ящики со светом внутри, в них воплощены метафоры жизни — колыбель, дом, дверь. Подглядывая в прорези ящиков, смотрящий превращается в наблюдателя или соглядатая, приобщающегося к тайне.

Одна работа создана в виде ящика с театром теней: зритель крутит ручку, а изображения движутся на световом экране. Художница в игровой манере как бы наделяет зрителя силой творца, проявляющего сущности и активно участвующего в их возникновении. Тут же, совсем рядом, в экспозиции на столе возникают образы бабочек, они — как тени идей, по-платоновски помещающие читателя и зрителя в мир иллюзий автора, где всё изменчиво и непостоянно. Но сачок метафорически улавливает эти образы, позволяет их на время задержать, становясь инструментом анамнезиса, дающего возможность человеческой бессмертной душе припомнить мир истинных идей, которые она созерцала до своего рождения:

О, поклянись, что веришь в небылицу,
что будешь только вымыслу верна,
что не запрёшь души своей в темницу,
не скажешь, руку протянув: стена.

Вместе с темой игры света и тени в экспозиции присутствует мотив чуда жизни и чудесного, так сильно интересовавший писателя. В своем последнем завершенном романе «Взгляни на арлекинов!» Набоков пишет: «Довольно кукситься! — бывало восклицала она. — Смотри на арлекинов! Каких арлекинов? Где? Да везде! Всюду вокруг. Деревья — арлекины, слова — арлекины. И ситуации, и задачки. Сложи любые две вещи — остроты, образы, — и вот тебе троица скоморохов! Давай же! Играй! Выдумывай мир! Твори реальность!» Вере Петровской близка идея сотворения параллельного волшебного мира, и она создает книги художника, а внутри заключено то самое чудо — удивление и сюрприз для зрителя, «стереоскопическая феерия», тайна, которую, найдя ключи, можно постичь. Вера Петровская предлагает зрителю включиться в игру и собрать ключи, просматривая книги художника, чутко следя за театром теней и другими объектами в экспозиции. Писатель постоянно играл с читателем, заставляя его решать литературные шарады, расшифровывать словесные ребусы, прозревать сюжетные уловки. Набоков считал, что такие мистификации — это равноправный диалог с читателем, особый вид интеллектуального и эстетического удовольствия.

Художница
Вера Петровская (р. 1990) — междисциплинарная художница. Окончила Академию художеств имени Репина по специальности художник-график, работает с текстилем, вышивкой, ассамбляжем, керамикой, книгой художника. Участница групповых выставок, ярмарок и фестивалей.

В своих произведениях обращается к сакральным символам и эмблемам разных эпох, создает подробные, многослойные предметы-повествования, порой принимающие облик реликвария, манускрипта или знамени.