В музеях-участниках проекта каждые выходные будут проходить арт-медиации
арт-медиации
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
Команда Северо-Западного филиала разработала особый формат игровых медиаций, предполагающий взаимодействие не только с проектами современных художников, но и с пространством музеев-квартир. Игра становится инструментом, с помощью которого можно свободно говорить о прошлом и настоящем.
Медиатор, в отличие от экскурсовода, не дает готовых оценок и интерпретаций, не предлагает единой трактовки выставочного проекта.
Арт-медиация — это равноправный разговор участников, которые формулируют свои мысли и наблюдения, выражают эмоции, вызванные произведениями искусства.
Все игры строятся на принципе активного присутствия в музее: мы предлагаем сократить дистанцию между экспонатом и зрителем. В музее-квартире Н. А. Некрасова мы будем искать предметы Саши Гарт, доверясь воле случая. В музее В. В. Набокова — следить за переплетением исторического и современного, текстового и визуального подобно тому, как великий писатель составлял крестословицы, в музее-квартире И. П. Павлова — исследовать механику работы мышления через коллекционирование вещей и воспоминаний.
Проект «Игра в классика» художницы Александры Гарт предполагает игру в прятки со зрителем в экспозиции музея-квартиры Н. А. Некрасова. Участники медиации обратятся к теме игры и подражания как составляющей повседневной жизни и художественной практики. Сайт-специфичные работы художницы инициируют размышления о взаимодействии искусства с мемориальным пространством, современности — с историей.
Арт-медиация Иры Френкель в Мемориальном музее-квартире Н.А. Некрасова в рамках проекта «Искусство жить дома»
Арт-медиация включает обзор проекта «Чудо» художницы Веры Петровской. «Жизнь — только щель слабого света между двумя темными вечностями», —пишет Владимир Набоков в «Других берегах». Вера Петровская переосмысляет творчество великого писателя, наполняя его философию новыми смыслами. Мы приглашаем вас в путешествие по лабиринтам Владимира Набокова, Веры Петровской и вашим собственным. Мы обсудим экзистенциальные вопросы бытия, проанализируем опыт взаимодействия с работами художницы, а также погрузимся в мир писателя, обратившись к истории особняка. И помните: жизнь — лишь игра света и тени!
Арт-медиация Дианны Ковалевой в Музее В.В. Набокова СПбГУ в рамках проекта «Искусство жить дома»
Арт-медиация включает обзор проекта «Reflexio. Сигнал сигналов» художницы Дарьи Правды. Предлагаем задуматься о мышлении и внутренней речи в окружении вещей, принадлежавших академику И. П. Павлову, попытаться разгадать, где правда, а где игра, придуманная художницей. В конце арт-медиации у каждого участника будет возможность использовать прибор, с помощью которого можно удерживать свечение лампы силой внимания.
Арт-медиация Анны Абрамовой в Мемориальном музее-квартире академика И.П. Павлова Инстиaтута физиологии им. И.П. Павлова РАН в рамках проекта «Искусство жить дома»
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
игры
3 авторские медиации
Мемориальный музей-квартира Н.А. Некрасова
Н.А. Некрасов был мастером карточных игр. Играл всегда рассудительно, расчетливо и, как следствие, успешно. Турниры, которые начинались в клубах, ночами продолжались в квартире Николая Алексеевича. Карты так или иначе ежедневно присутствовали в жизни обитателей этой квартиры: если не коммерческие партии преферанса или покера, то расслабляющие раскладывания пасьянса.

Наши игровые карточки на сайте помогут при посещении экспозиции сформулировать вопросы, относящиеся к современному искусству и к окружающему пространству. Четыре масти — четыре работы Александры Гарт, которые были подготовлены в рамках проекта.

Правильных или неправильных ответов на вопросы на карточках нет. Они все инициируют размышление об объектах художницы, экспозиции и их взаимодействии. Можно использовать их последовательно в каждом зале выставки, а можно обращаться к ним тогда, когда захочется взглянуть на конкретную работу с иного ракурса.

Объекты художницы, встроенные в экспозицию музея-квартиры Н. А. Некрасова, будто играют со зрителем в прятки. Карта ниже — подсказка ищущим. По ней можно сориентироваться и найти залы, в которых находятся работы Александры Гарт.
Кликните по игральным мастям на плане и картах, чтобы узнать больше об объектах проекта
Понимаю ли я, что изображено на объекте Александры Гарт? Что мне это напоминает?

Работа называется «Четырехмерие». Что дает мне название для ее понимания?
Какие предметы музея вступают в диалог с работой художницы в этом зале?

Если бы работа могла переместиться не в пространстве, а во времени, как бы к ней отнеслись живущие здесь люди 150 лет назад?
Александра Гарт
Из серии «Игра в классики». 2024
Акварель, тушь, карандаш
Александра Гарт
Четырехмерие. 2024
Пластик, акрил
Александра Гарт
Салфетки. 2024
Текстиль, вышивка
Александра Гарт
Железная дорога. 2024
Ксилография
Как работы пересекаются с творчеством и жизнью Н.А. Некрасова?

Где для меня грань между «настоящим» и «ненастоящим» в работах художницы?
Работы мимикрируют под экспонаты музея. Есть ли здесь что-то еще чуждое этому пространству?

Где для меня грань между «настоящим» и «ненастоящим» в экспозиции?
Вышивка на объектах повторяет покерные чарты. Для чего нужны эти схемы?

Где еще мне встречались таблицы или узоры похожие на эти?
Как характеристики работ художницы Александры Гарт (форма, цвет, материал) перекликаются с интерьером?

Как медиум, который выбрала художница, соотносится с историей этого места — гостиной Авдотьи Яковлевны Панаевой?
Какие ассоциации вызывает у меня работа?

Как я могу соотнести ксилографию «Железная дорога» с одноименным стихотворением Н.А. Некрасова?
Каким образом работа размещена в пространстве?

«Железная дорога» Н. А. Некрасова привлекла внимание цензоров. Что я узнаю о взаимоотношениях цензоров и поэтов в зале, в котором нахожусь?
Музей В.В. Набокова СПбГУ
Задание 1

Разрабатывая задания, мы стремились проникнуть в лабиринты смыслов, найденных Верой Петровской в творчестве Владимира Набокова.

При подготовке проекта художница работала с текстами писателя, внимательно выделяла цитаты и визуализировала их. В некоторых объектах на выставке спрятаны ключи: это могут быть изображения на ткани или реальный заводной ключик в шкатулке. Нашли ключик? Нажмите на изображение на сайте — слова подскажут как расшифровать выставку.

Правильных или неправильных ответов нет — вы можете свободно размышлять над ассоциациями. Возможно, вам помогут вопросы. Что я сейчас вижу: из каких элементов состоит произведние? Как связаны предметы на выставке: что между ними общего, а в чем они различны? Что я знаю о Владимире Набокове и вижу ли я знакомые образы в предметах Веры Петровской?
Нажмите
на ключ

слова подскажут
как расшифровать выставку
«Жизнь только слабая щель света между двумя идеально черными вечностями».
«Бархатный убийственный мрак ничем не прерван, кроме моих частных беззвучных фейерверков, и я теряю направление, постель тихо вращается, в паническом трепете сажусь и всматриваюсь в темноту. Господи, ведь знают же люди, что я не могу уснуть без точки света, — что бред, сумасшествие, смерть и есть вот эта совершенно черная чернота!»
Автобиографический роман «Другие берега»
Автобиографический роман «Другие берега»
«Проснешься, бывало, летним утром и сразу, в отроческом трепете, смотришь: какова щель между ставнями? Ежели водянисто-бледна, то валишься назад на подушки: не стоит и растворять ставни, за которыми заранее видишь всю досадную картину — свинцовое небо, рябую лужу, потемневший гравий, коричневую кашицу опавших соцветий под кустами сирени и преждевременно блеклый древесный листок, плоско прилипший к мокрой садовой скамейке! Но если ставни щурились от ослепительного-росистого сверканья, я тотчас принуждал окно выдать свое сокровище: одним махом комната раскалывалась на свет и тень.»
Автобиографический роман «Другие берега»
«Пятясь дальше в глубину прошлого, он помнил ночные вербные возвращения со свечечкой, метавшейся в руках, ошалевшей от того, что вынесли ее из теплой церкви в неизвестную ночь, и наконец умиравшей от разрыва сердца, когда на углу улицы налетал ветер с Невы»
Роман «Защита Лужина»
«Тихо шагали мимо огни; проходя, каждый из них заглядывал в ту же щелку, и световой циркуль медленно мерил мрак купе».
Автобиографический роман «Другие берега»
«Мяч закатился мой под нянин комод, и на полу свеча тень за концы берет и тянет туда, сюда — но нет мяча»
Роман «Дар»
«Единственной опорой в темноте была щель слегка приоткрытой двери в соседнюю комнату, где горела одна лампочка из потолочной группы, и куда Mademoiselle из своего дневного логовища часов в десять приходила спать. Без этой вертикали кроткого света мне было бы не к чему прикрепиться в потемках, где кружилась и как бы таяла голова. Удивительно приятной перспективой была мне субботняя ночь, та единственная ночь в неделе, когда Mademoiselle, принадлежавшая к старой школе гигиены и видевшая в наших английских привычках лишь источник простуд, позволяла себе роскошь и риск ванны — чем продлевалось чуть ли не на час существование моей хрупкой полоски света.»
Автобиографический роман «Другие берега»
«Ежеминутно открываю глаза, чтобы проверить, там ли мой мутный луч. Рай — это место, где бессонный сосед читает бесконечную книгу при свете вечной свечи!»
Автобиографический роман «Другие берега»
«Свечка у ее кровати скромно продолжает дело лампы, которая, со стуком взбежав на две ступени дивного добавочного света, тут же отменяет его и с таким же стуком тухнет. Моя вертикаль еще держится, но как она тускла и ветха, как неприятно содрогается всякий раз, что скрипит мадемуазелина кровать…»
Автобиографический роман «Другие берега»
«Проснешься, бывало, летним утром и сразу, в отроческом трепете, смотришь: какова щель между ставнями? Ежели водянисто-бледна, то валишься назад на подушки: не стоит и растворять ставни, за которыми заранее видишь всю досадную картину — свинцовое небо, рябую лужу, потемневший гравий, коричневую кашицу опавших соцветий под кустами сирени и преждевременно блеклый древесный листок, плоско прилипший к мокрой садовой скамейке! Но если ставни щурились от ослепительного-росистого сверканья, я тотчас принуждал окно выдать свое сокровище: одним махом комната раскалывалась на свет и тень.»
Автобиографический роман «Другие берега»
«Бархатный убийственный мрак ничем не прерван, кроме моих частных беззвучных фейерверков, и я теряю направление, постель тихо вращается, в паническом трепете сажусь и всматриваюсь в темноту. Господи, ведь знают же люди, что я не могу уснуть без точки света, — что бред, сумасшествие, смерть и есть вот эта совершенно черная чернота!»
Автобиографический роман «Другие берега»
Задание 2

В.В. Набоков любил составлять кроссворды, которые он называл «крестословицами». Фактически, крестословица — это дословный перевод привычного нам термина (cross — крест, word — слово). Особенностью словарных задач писателя является большое количество пересечений, крестословицы зачастую представляют собой квадрат. Однако Владимир Набоков иногда хитрил, теряя мягкий знак и подменяя буквы созвучными.

Мы предлагаем вам решить, пожалуй, самую красивую крестословицу, составленную писателем для своей жены Веры Слоним. Эта крестословица выполнена в виде бабочки, на крыльях которой находятся задачи. Этот образ встречается в керамических скульптурах Веры Петровской, а коллекцию бабочек можно обнаружить в экспозиции музея.

Предлагаем вам посмотреть на узнаваемый образ бабочки с другой стороны. Найдите удобное место в музее, откройте крестословицу и решайте ее, погружаясь в текст. Вам могут помочь вопросы. «Где в музее я чувствую себя комфортно? Почему выбираю именно это место? Что образ бабочки значит для меня? Какими предстают бабочки у Веры Петровской, а какими у В. В. Набокова?»
По горизонтали
1 — Часть розы
2 — Восклицание
3 — Дедушка …
4 — Если не … — то глуп
5 — Видно в машине
6 — Древний автор
7 — Сговор
По вертикали
1 — В столицах …
8 — Злой человек
9 — Хорош только когда открывается
10 — Дерево
11— Говорят о винограде
12 — Философ-экономист
13 — Река
По горизонтали
1— Сверхъестественный
2 — Женское имя
3 — Рыба
4 — Коричневое
5 — Невежа в игре
6 — Игра
7 — Человек, выбор, опыт
По вертикали
8 — Река
4 — Художник
3 — Плати …
9 —Рыба
1 — Камень
10 — Прощай
11 — … Всё вторит весело громам!
Показать/скрыть ответы
Посмотреть крестословицу, составленную Владимиром Набоковым для своей жены Веры Слоним
Слева
Справа
В крестословице остались неразгаданные вопросы, напишите нам, если найдете ответ
Мемориальный музей-квартира академика И.П. Павлова Института физиологии им. И.П. Павлова РАН
Мемориальные музеи-квартиры наполнены вещами, с которыми связаны многочисленные истории. Они требуют внимательного исследования, отделения правды от вымысла. Но как происходит отбор того, что стоит сохранять? И как рассказывать об отобранных предметах?

Предлагаем вам пройтись по комнатам Мемориального музея-квартиры И. П. Павлова, обращая внимание на вещи. Подумайте об истории и памяти, постарайтесь переложить увиденное на собственную квартиру и вещи. Карточки с заданиями станут для вас ориентиром в этом исследовании.

Найдите в экспозиции вещи, отображенные на сайте, нажмите на карточки с предметами, прочитайте вопрос, нажмите еще раз, узнайте больше. Особенно интересно это делать в квартире Ивана Петровича, ведь академик изучал процессы мышления и внутреннюю речь. Его наработки вплетены в проект Дарьи Правда «Reflexio. Сигнал сигналов».
Дополнительный факт:
Иван Петрович Павлов собирал картины русских живописцев. В его коллекции в основном — пейзажи, полотна на мифологические и сказочные сюжеты. Кроме картин академик собирал бабочек. Что может сказать о характере человека любовь к коллекционированию?
Почему люди собирают коллекции? Что чувствует человек, обладая определенными предметами?
Кликните по картинке, чтобы узнать больше
Как связаны книга и память? Собираете ли вы домашнюю библиотеку?
Стоит ли сохранять вещи в качестве напоминания о событии?
Что такое внутренняя речь?
Что нужно сохранять?
Дополнительный факт:
На столе в рабочем кабинете стоит баночка, в которой хранится желчный камень И.П. Павлова. Академик разместил его рядом с фотографиями врачей, которые проводили ему операцию. Храните ли вы вещи в качестве напоминания о каком-то важном событии? Какое значение у этих предметов?
Дополнительный факт:
В кабинете И.П. Павлова имеется обширная библиотека, отражающая вкусы академика. Это труды по физиологии, медицине, философии. Можно что-либо сказать о характере человека по книгам, которые он читает? Делаете ли вы заметки на полях? Иван Петрович, к примеру, не любил писать в книгах.
Дополнительный факт:
Проект Дарьи Правда состоит из прибора «Умоскоп» и графических листов — страниц из вымышленного дневника И.П. Павлова. Дарья предлагает примерить прибор на себя, силой внимания остановить мысли и зажечь лампочку. Что вам дает этот опыт? Как вы себя ощущаете, не думая ни о чем?
Организаторы проекта:
Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина

Партнер ГМИИ им. А. С. Пушкина —
Финансовый институт развития ДОМ. РФ
Информационные партнеры
Городское туристско-информационное бюро,
Комитет по развитию туризма Санкт-Петербурга,
«Собака.ru»